СкверНЯк {ẁẃ} (ermiak) wrote,
СкверНЯк {ẁẃ}
ermiak

Categories:

О "шагателях"

В смысле, об "инвалидных колясках на стероидах", "консервах" и так далее. О самоходных устройствах с системами жизнеобеспечения для инвалидов - применительно к сеттингу.

Психологические аспекты использования IHMA. (из научно-популярного журнала)

Пока новая технология возвращения подвижности делала первые шаги в прямом и переносном смысле, она не оказывала никакого заметного влияния на психику "пилота". Все возможные проблемы были известны и успешно решались в рамках наработанного опыта. Человек с ограниченными возможностями не изменялся при использовании экзоскелета, а возвращение подвижности компенсировало недостатки как сервоприводных "конечностей", так и примитивного нейроинтерфейса. Но у экзоскелетов оставался неисправимый недостаток, обыкновенно незамечаемый большинством пользователей: при всем своем удобстве и естественности, он предназначен для здоровых людей. В то же время, при значительно ограниченных возможностях, человеку тяжело управлять подобным устройством; кроме того, экзоскелет не позволяет устанавливать необходимое количество медицинского оборудования. Решить эту проблему и должен был "гибридный медицинский помощник" (Hybrid Medical Assistent). Противоречивость требований к новой разработке определила как привычный нам облик "помощников", так и тогда еще не осознаваемые проблемы. Устройство должно было обладать высокой подвижностью, способностью передвигаться по различным ландшафтам, устойчивостью, плавностью хода, высокой грузоподъемностью и возможностью установки дополнительного оборудования. Именно тогда конструктора отказались от привычной человеку, но неустойчивой и сложной в управлении двуногой схемы в пользу многоногой. Несмотря на множество предлагаемых вариантов, популярность завоевала четвероногое шасси с вывешенным по арахноидной схеме корпусом. Это давало непревзойденную плавность хода, легкость изменения габаритов (механические конечности могли перестраиваться в инсектоидный или тераподный вариант), великолепную устойчивость и проходимость. Естественно, человек не может управлять подобной конструкцией напрямую; активной работой по передвижению и частью работы по ориентировке занимался бортовой компьютер. Впоследствии стандартом стали дополнительные управляемые конечности и сенсоры с расширенным диапазоном восприятия. Именно тогда появились первые сообщения об изменениях в самовосприятии некоторых пациентов. Для некоторых из них шагатель становился не просто транспортом или автоматическим медиком, а практически частью тела, подсознательно принимаемой или отторгаемой. Тем не менее, должного внимания этому придано не было и разработки продолжились.
Следующим шагом стало появление "больших шагателей", помощников, снабженных изолирующей системой жизнеобеспечения, способных помочь даже людям, навсегда прикованным к медицинским аппаратам. И именно они проявили ранее игнорируемый вопрос самовосприятия. Человек, использующий экзоскелет или НМА все равно остается человеком; IHMA (Isolated Hybrid Medical Assistent) сращивается с пользователем и становится его постоянной внешней оболочкой.

В IHMA человек лишен многого естественного для нас, но в то же время, обладает недоступными никому другому возможностями. Он видит, слышит и чувствует искусственными сенсорами, дающими совершенно непривычную картину мира; он оперирует искусственными конечностями совершенно невероятной конструкции; кроме того, он может менять внешнее оснащение без сложных операций. При этом, его нервная и гуморальная системы остаются его собственными; в отличие от нового варианта с "перезаписью" памяти в клонированное или искусственно созданное тело, он постоянно остается самим собой, пусть и в био-механической форме.

Это в значительной степени влияет на существующую "схему тела", особенно в случае сильной связи психики с телом и создает проблему адаптации к новой форме существования. Как показали исследования Н.Вайнштейна, легче всего адаптация к шагателю происходила у детей до 6 лет, до создания устойчивой схемы тела. Кроме того, сравнительно легко адаптируются люди с врожденными проблемами; наибольшие сложности с адаптацией возникают у пациентов средних лет.

Возможно, эта проблема кажется несерьезной в сравнении с самой возможностью вести активную жизнь, но с увеличением количества IHMA с ней придется сталкиваться все чаще.
Так, по мере развития программы "Движение и работа", предоставляющей людям с ограниченными возможностями IHMA в обмен на заключение трудового контракта, начали появляться сообщения о депрессиях и алкоголизме* среди пилотов IHMA. Следует отметить, что в рамках программы предлагаются работы слишком тяжелые, неприятные или опасные для человека, что также может оказывать влияние на психику. Кроме того, проблемой остается ресоциализация пилотов шагателей. Как показали исследования M.Vogel, отношение большинства опрошенных меняется от нейтрального до неприязненного. Точно так же большинство пилотов шагателей предпочитают находиться в кругу себе подобных или в одиночестве. В то же время, следует отметить, что пилоты шагателей, работавшие со здоровыми людьми в том числе экстремальных условиях, социализируются значительно лучше. Таким образом, проблема должна решаться как путем дальнейшего совершенствования конструкции, так и тщательным выбором дальнейшей деятельности пациента, сближение больных и здоровых, получением достойной работы, участием в разнообразной деятельности совместно со здоровыми людьми и организацией различных форм общения


*Широко известны используемые рабочими схемы непосредственной подачи этанола из бака топливного элемента в бак системы жизнеобеспечения. Кроме того, сообщается об ингаляционном введении психоактивных веществ через систему подачи атмосферного воздуха.

...

Неделя в железном корпусе

Одну неделю своей жизни я прожила, как обитатель "шагателя". Неделя эта была поистине ужасной. Каждый день этой недели я страдала от плохо скрытого презрения окружающих. Здоровые люди такого никогда не испытывают. Если вы когда–нибудь раздраженно отворачивались от заключенного в шагатель больного, вам стоит прочитать этот текст.

Нет, конечно же, со мной ничего не случилось; "шагатель" был специально переоборудован для того, чтоб им мог управлять здоровый человек. Эта машина позволила мне войти в мир, где от меня либо отворачивались, либо смотрели, как на чудовище.

Воскресенье

9 часов утра. Виктор и его помощники, Терри и Вилл, заканчивают подготовку машины. Для меня это будет первый выход в новом образе во внешний мир. Я почему–то нервничаю, особенно после всего того, что я читала о реабилитированных, возрожденных или смирившихся с необходимостью нести свою ношу дальше, пускай и в таком виде. Неужели все на самом деле так жутко?
Трубки, и контакты подключены, капсула, напоминающая полусидячую ванну медленно заполняется теплой водой и закрывается. Все, что я могу сейчас почувствовать - это редкие прикосновения к стенкам капсулы - да простят меня читатели, но от полной спинальной, кажется, анестезии я отказалась. Видеть, слышать и чувствовать внешний мир я могу только с помошью машины.

Вперед! Изображение перед глазами вздрагивает и я понимаю, что машина сделала несколько шагов. Каждая команда отдается болью в голове. Странно понимать, что теперь это - не компьютерный тренажер, а тело, в котором мне предстоит провести неделю жизни.

Меня подвели к большому зеркалу во весь рост. Я просто в шоке. Теперь я выгляжу так? Я командую компьютеру открыть створку на капсуле. Бррр! Это я? Больше похоже на утопленницу. Мне делается нехорошо.

14 часов дня. Я подхожу к остановке. "Машинам самим ходить надо!" Или мне это только послышалось? IHMA дал мне тонкий слух, только почему-то это меня не радует.

Мир выглядит необычно и я часто останавливаюсь и играю с настройками изображения и звука. В конце концов, понимаю, что "человеческий" взгляд на мир мне все еще привычнее других. А нфракрасные-радио-панорамные все равно не заменят человеческих ощущений.

17 часов. Я возвращаюсь к Виктору и пытаюсь выбраться из капсулы. Свет бьет по глазам, а тяжесть наваливается внезапно и я едва не падаю под ноги "шагателя". Виктор смеется: обычно пациенты не выскакивают из капсулы к концу дня.
Вечер. Я показываю семье свои фото в шагателе и снятые из него. Муж почему-то отказывается куда-нибудь сходить со мной-в-шагателе. Мой девятилетний сын Лео говорит: "меня это пугает". Шестилетний Тод, смеется и спрашивает, можно ли покататься на такой машине.

10 часов вечера. Я пытаюсь заснуть. Муж рядом тихонько сопит. Его реакция меня пугает. Я чувствовала себя ужасно, когда видела его лицо при взгляде на мои фото в капсуле шагателя.

Понедельник

Виктор помогает мне подключиться к шагателю, и я еду на электричке в город. Рядом со мной остается пустое место, никто не хочет становиться рядом. Люди смотрят на меня издалека (10,64 фута, услужливо всплыли цифры рядом с ними) и отворачиваются к экранам своих компютеров. Двое дошли того, что откровенно смотрят на меня и шепчутся. Мне показалось, или я слышала "гробоход" (Coffin-walker - erm)?

В офисе все хотят услышать мои впечатления и посмотреть, как я выгляжу. Один сотрудник отметил, что сейчас мои слова звучат более агрессивно. Другому показалось, что я нахожусь в депрессии.

2 часа дня
Я выхожу из здания редакции. долго стою перед дверью, вспоминая, как нужно сложить ноги, чтоб в нее протиснуться. Вторая створка двери закрыта; окружающие незаметно отводят взгляд. Глупо! я все равно замечаю; машинное зрение имеет свои особенности!

16.30. Не дождавшись автобуса с подходящей для инвалидов площадкой, бреду к станции электрички. Прохожие стараются отойти подальше с моей дороги. Компьютер шагателя легко определяет их скорость и направление, я могла бы идти и в более тесном потоке. Останавливаюсь на перекрестке. Подросток на пассажирском сиденье остановившейся на красный свет машины смеется и показывает рукой "паучка". Остаток дороги я полностью передаю управление компьютеру.

Вторник

9 утра. Ходить по городу непросто. Компютер шагателя хорошо справляется с перемещением по тротуарам и лестницам, но проходить даже сквозь широкие двери магазинов ему уже нелегко. Виктор говорит, что мне нужно научиться управлять ногами самостоятельно, как своими собственными. Легко сказать, ног-то четыре, еще и вывернутых. Я несколько раз спотыкалась и потом снова отдавала управление машине.

В продуктовом магазине семейная пара тихо ругается, что не может протиснуться мимо меня. У кассы услышала: "удлинители - в магазине электротоваров!" Уже почти не обижаюсь.

15 часов дня. Как же я хочу есть! Мне кажется, или я похудела? Виктор обещает завтра увеличить подаваемую дозу глюкозы. А я просто хочу есть. Есть нормальную еду.

Среда

11 часа утра. Бродячий проповедник заводит разговор на вечную тему: "Вы не замечали, что в мире сейчас так много страданий?" Открываю заслонку капсулы; пока подбираю слова, чтоб спросить, знает ли он что нибудь о страданиях, проповедник исчезает.

2 часа дня. Обычная машина мне теперь недоступна, но Виктор договорился с автосалоном и мен разрешили покататься по площадке на специальном автомобиле. Мое тело опять изменилось и вместо поджатых к капсуле ног - колеса и корпус машины, больше напоминающей микроавтобус. Непривычно, тяжело, от мысленных команд болит голова и это - одно из немногих ощущений доступных моему собственному телу. И я снова нечеловечески хочу есть!

Четверг

8.30 утра

Лео рассказал в школе о моем эксперименте, и учительница попросила меня придти в школу и рассказать школьникам о полученном мной опыте. Сынбольше не беспокоится, когда меня видят его друзья. За это время многое изменилось. Мы с охотой рассказываем всем о моем эксперименте, чтобы объяснить людям несправедливость существующего отношения к людям с ограниченными возможностями. Дети в классе — особенно те, кто меня знает — вначале смеются, а потом начинают задавать вопросы быстрее, чем я могу ответить. Что я чувствую? Каково отношение людей ко мне? каково это - жить в железном теле?

18.30. У меня встреча в модном ресторане в городе с Виктором. У нас был план встретиться взаранее, чтобы мне не пришлось идти в ресторан одной. Виктор опаздывает, я одна жду у входа и на меня все смотрят. Подключаюсь к сети, сбрасываю записанную за сегодня информацию, бесцельно блуждаю по Интернету. Наконец в 18.55 появляется Виктор. Включаю проектор, показывающий мою голову (еще ту, до подключения!) в объеме. Виктор берет меня под "руку" и впервые я чувствую себя в безопасности. Удивительно, но я почти чувствую его руку!

Начинается кошмар. У стойки бара море красивых людей. Столько народа, что я едва могу пройти. Сзади слышу шепот в адрес Виктора: "Какой красавчик!" Когда подходит наша очередь, я говорю женщине–менеджеру, что мы пришли. Она делает вид, что меня не слышит. Виктор сам говорит ей наши имена, и тогда она провожает нас за столик. Виктор говорит, что и для меня есть возможность порадоваться пище и напиткам.

Две женщины едва скрывают свой ужас, когда я протискиваюсь между двумя столиками. Стаканы с водой трясутся, когда я случайно задеваю ногой за столики. Виктор заказывает еду и выкладывает на стол несколько бутылочек аптечного вида. Две женщины за соседним столиком уставились на меня. Я поворачиваю "объемную голову" к ним и пытаюсь улыбнуться. Виктор открывает какие-то люки на корпусе шагателя и подключает бутылочки. Они хихикают. Весь дальнейший обед продолжался в том же духе.
Мы извиняемся и протискиваемся к выходу. В машине я выхожу из шагателя, вытираюсь и переодеваюсь. Виктор возвращается в ресторан. Я знаю, что это безумие, но меня все это уже достало. Наши соседки просто обалдели, когда меня снова увидели. Виктор рассказывает мне, что. пока я переодевалась, они его спросили: "Что ты здесь делаешь с этой жестянкой". Он ответил: "Это моя девушка". Они возмутились: "Так вы, наверное, работаете сиделкой?".Виктор рассказывает им о проекте. Они начинают на меня злиться. Представляете, они злятся на меня! Они быстро платят по счету и исчезают. Виктор и я пьем кофе и уходим. Меня провожают заигрывающими взглядами те же самые мужчины, которые до этого смотрели на меня презрительно.

Пятница

Я иду с мужем обедать (уже в человеческом теле). Мне грустно, и совсем нет радости от моего внезапного "выздоровления". Вместо этого я испытываю чувство стыда за культуру моего общества, за то, сколько боли мы причиняем людям, которые не укладываются в наши представления об идеальном.

Здесь еще стоит принять во внимание начальную непривычность IHMA, определенное предубеждение и крайне упрощенную-бюджетную комплетацию базовой версии для инвалидов. Ну и неловкость при движении в тяжеленной железяке тоже не способствовала благожелательному отношению окружающих - Erm

...

Пиарно-популярное

Компания "Сайбердин" предлагает новое, революционное бионическое устройство для людей с ограниченными возможностями - Compact Walking Assistent Device - CWAD. Забудьте об огромных габаритах и массе IHMA, создававших столько проблем как самим пациентам, так и окружающим - CWAD занимает места не больше человека, легок и изящен. Обитатель CWAD с легкостью сможет пользоваться любым доступным здоровому человеку устройством, перемещаться с помощью любого вида транспорта и посещать любое из существующих зданий. При этом он, как и его предшественники HMA и IHMA способен ходить практически по любым неровным поверхностям, подниматься и спускаться по лестницам и легко модифицироваться под нужды своего обитателя. Теперь не придется превращать комнату в гараж, и менять семейный автомобиль на мини-грузовик.

Размер действительно стал наиболее заметным отличием CWAD от любого аналога. Непревзойденная компактность устройства стала следствием радикального изменения в подходе к разработке "шагателей". Если HMA и IHMA, как по техническим причинам, так и идеологически, были нацелены на максимальное сохранение тела пациента, дублируя поврежденные или отказывающие системы, CWAD предполагает отказ от всех некритичных биологических органов. По обширным статистическим исследованиям, несмотря на существующую возможность восстановления тела обитателя IHMA, используется она крайне редко, а размеры тела и всех систем жизнеподдержания и дублирования составляли основную долю габаритов и массы IHMA. CWAD использует только нервную и частично - эндокринную систему, поддерживаемую в живом состоянии полностью искусственными системами жизнеобеспечения.

Длительные технологические исследования "Сайбердин" позволили отказаться от сложной системы электроприводов и гидромеханики. В приводах CWAD используются новые материалы, способные изменять свои размеры под действием электрического тока. Эти "синтетические мышцы" компактнее, проще и экономичнее любых других систем, когда-либо использованных в конструкциях "шагателей". Изменилась и система питания. Вместо громоздких аккумуляторов, пожароопасных этаноловых и метаноловых топливных элементов CWAD использует высокоэффективных водородный топливный элемент. Водород же не хранится в баке, а получается из безобидного крахмала с помошью специфических ферментов. Выбор подобной системы питания не случаен: безопасный, негорючий и нетоксичный крахмал не только питает энергией бортовой компьютер и электросистемы CWAD, но и, в преобразованном до глюкозы виде, служит питанием для его обитателя.

В базовой версии, CWAD обладает всеми необходимыми для полноценного существования сенсорами - все биологические органы чувств замещены высокочувствительными сенсорами, при необходимости использующими технологию "дополненной реальности". Кроме того, конструкция CWAD позволяет подключать дополнительные сенсоры, средства связи, конечности, системы биологической защиты и другое оборудование. К сожалению, полной совместимости с устройствами, разработанными для HMA и IHMA достичь не удалось, но разработчики обещают возможность подключения через специальный адаптер.

Но понадобится ли этот адаптер? Ведь CWAD имеет дополнительный универсальный машинно-машинный интерфейс, благодаря которому он сможет подключиться к любой совместимой технике! Есть ли смысл пристраивать модули, разработанные для чудовищных IHMA, вынужденных таскать все на себе, если можно просто управлять уже готовой машиной? Сколь угодно большой и мощной машиной, которую можно будет оставить в гараже и вернуться к себе домой.

...

Мнение религиозных организаций

Официальное решение Православной Церкви:

XIII. Развитие медико-генетических и технических методов диагностики и лечения может способствовать предотвращению болезней и облегчению страданий многих людей. Однако важно помнить, что генетические нарушения нередко становятся следствием забвения нравственных начал, итогом порочного образа жизни, в результате коего страдают и потомки. Греховная поврежденность человеческой природы побеждается духовным усилием; если же из поколения в поколение порок властвует в жизни потомства с нарастающей силой, сбываются слова Священного Писания: «Ужасен конец неправедного рода» (Прем. 3. 19). И наоборот: «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится» (Пс. 111. 1-2). Таким образом, исследования в области биотехнологий лишь подтверждают духовные закономерности, много веков назад открытые человечеству в слове Божием.

Привлекая внимание людей к нравственным причинам недугов, Церковь вместе с тем приветствует усилия медиков, направленные на врачевание болезней. Однако, целью медицинского вмешательства не должно быть искусственное «усовершенствование» человеческого рода и вторжение в Божий план о человеке. Поэтому терапия должна лечить существующее заболевание или поддерживать жизнь пациента в случае неизлечимой болезни и осуществляться только с согласия пациента или его законных представителей и исключительно по медицинским показаниям.

Успехи в расшифровке генетического кода создают реальные предпосылки для широкого генетического тестирования с целью выявления информации о природной уникальности каждого человека, а также его предрасположенности к определенным заболеваниям. Однако имеется реальная опасность злоупотребления генетическими сведениями, при котором они могут послужить различным формам дискриминации. Кроме того, обладание информацией о наследственной предрасположенности к тяжким заболеваниям может стать непосильным душевным грузом. Поэтому генетическая идентификация и генетическое тестирование могут осуществляться лишь на основе уважения свободы личности.

Двойственный характер имеют также методы пренатальной (дородовой) диагностики, позволяющие определить наследственный недуг на ранних стадиях внутриутробного развития. Некоторые из этих методов могут представлять угрозу для жизни и целостности тестируемого эмбриона или плода. Выявление неизлечимого или трудноизлечимого генетического заболевания нередко становится побуждением к прерыванию зародившейся жизни; известны случаи, когда на родителей оказывалось соответствующее давление. Пренатальная диагностика может считаться нравственно оправданной, если она нацелена на лечение выявленных недугов на возможно ранних стадиях, а также на подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке. Правом на жизнь, любовь и заботу обладает каждый человек, независимо от наличия у него тех или иных заболеваний. Согласно Священному Писанию, Сам Бог является «заступником немощных» (Июд. 9. 11). Апостол Павел учит «поддерживать слабых» (Деян. 20. 35; 1 Фес. 5. 14); уподобляя Церковь человеческому телу, он указывает, что «члены… которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее», а менее совершенные нуждаются в «большем попечении» (1 Кор. 12. 22,24). Совершенно недопустимо применение методов пренатальной диагностики с целью выбора желательного для родителей пола будущего ребенка.

Осуществленное учеными искусственное выращивание искусственно воссозданных по расшифрованному генетическому коду животных ставит вопрос о допустимости и возможных последствиях подобного выращивания человека. Реализация этой идеи, встречающей протест со стороны множества людей во всем мире, способна стать разрушительной для общества. Генетическое конструирование в еще большей степени, чем иные биомедицинские технологии, открывает возможность манипуляции с генетической составляющей личности и способствует ее дальнейшему обесцениванию. Человек не вправе претендовать на роль творца себе подобных существ или подбирать для них генетические прототипы, определяя их личностные характеристики по своему усмотрению. Замысел генетических конструкторов является несомненным вызовом самой природе человека, заложенному в нем образу Божию, неотъемлемой частью которого являются свобода и уникальность личности. «Тиражирование» людей с заданными параметрами может представляться желательным лишь для приверженцев тоталитарных идеологий.

Конструирование человека способно извратить естественные основы деторождения, кровного родства, материнства и отцовства. Крайне опасными являются и психологические последствия конструирования. Человек, появившийся на свет в результате такой процедуры, может ощущать себя не самостоятельной личностью, а всего лишь "проектом" Вместе с тем, выращивание изолированных клеток и тканей организма не является посягательством на достоинство личности и в ряде случаев оказывается полезным в биологической и медицинской практике.

В Священном Писании смерть представляется как разлучение души от тела (Пс. 145. 4; Лк. 12. 20). Таким образом, можно говорить о продолжении жизни до тех пор, пока осуществляется деятельность организма как целого. Продление жизни искусственными средствами, при котором фактически действуют лишь отдельные органы, не может рассматриваться как обязательная и во всех случаях желательная задача медицины. Оттягивание смертного часа порой только продлевает мучения больного, лишая человека права на достойную, «непостыдную и мирную» кончину, которую православные христиане испрашивают у Господа за богослужением. Когда активная терапия становится невозможной, ее место должна занять паллиативная помощь (обезболивание, уход, социальная и психологическая поддержка), а также пастырское попечение. Все это имеет целью обеспечить подлинно человеческое завершение жизни, согретое милосердием и любовью.

...

Макс Джерретт, говоря о Конце Времен Книги Пророчеств на страницах газет заявляет:

«Если взять оригинальный контекст, то Иисус вовсе не говорил, что укорачивающиеся дни вызовут смерть человечества. Вместо этого он говорил, что не выживет никакая плоть.

Человечество проходит новый этап изменения в своей слепой надежде противостояния Всемогущему Богу. Это происходит у нас на глазах. Все надежды устремлены к экспоненциальному росту возможностей технологии, обманывающей человечество иллюзией своего всемогущества. Но что могут предложить адепты безудержного технического прогресса? Вместо признания исторического факта Воскресения Иисуса Христа, слепую веру в собственные силы. Вместо преображения собственных души и тела (путь к святости), безнадежные попытки законсервировать мертвую плоть в машине. Вместо жизни, земной и вечной - бесконечный страх перед смертью. Вместо реальной помощи больным людям - людоедские программы клонирования и имплантации.

Чудеса "имплантации" были бы невозможны без имплантации в наше сознание откровенно дьявольских идей. Бог сотворил человека без запчастей, но человек и здесь пытается усовершенствовать божественное творение. Манипуляции с имплантантами и, особенно, с генетической информацией лишают человека души, портят сам человеческий род, а без души человек не может быть полноценным, а лишь "биоообъектом". Такому "существу" даже печать на лбу или на руке уже не нужна; он и так является частью дьявольского конвейера. И не стоит слушать проповедников "прогресса" о том, что благочестивый человек и будучи машиной останется благочестивым. Разве они стремятся к плотскому бессмертию ради молитв и благотворительности? Или ради греха и развращения?

Страшный Суд уже приближается и спастись от него за сталью машин никому не удастся. Спасением для людей от зла преступлений высокомерного сверхчеловека является смирение перед нашим Господом и Творцом. Вера и убеждение есть альтернатива тому, что мы называем отчаянием и недоброжелательностью. Надежда на ниспослание спасения более очевидна, чем перспективы создания "сверхчеловека". Пророчества Илии – настоящий вызов для всех нас.

А кому в этой ситуации служите вы?

...

Из пасхального выступления Папы Римского:

«Сопротивление человека смерти становится очевидным: где-нибудь люди постоянно ищут лекарство от смерти. Рано или поздно должно быть возможно найдено средство не только от той или иной болезни, но и от нашей крайней обреченности – от смерти непосредственно. Конечно, медицина бессмертия должна существовать. Сегодня также, поиск источника исцеления продолжается. Современная медицинская наука борется, если не точно исключить смерть, по крайней мере устранить столько, сколько возможный из ее причин, отложить ее далее и далее, продлить жизнь все больше.

Но, давайте размышлять на мгновение, на что это действительно походило бы, если мы должны были преуспеть, возможно не в исключении смерти полностью, а в отсрочке этого неопределенно, в достижении возраста нескольких сотен лет? Это было бы хорошей вещью? Человечество необычно старело бы, не будет больше места для молодежи. Способность к инновациям умерла бы, и бесконечная жизнь не будет никаким раем ...»

...

Отношение к биомедицинским технологиям в Исламе:

Хвала Аллаху.

Нет ничего харамного в использовании имплантантов или специальной техники для поддержания жизни, если это не приводит к большему вреду, потому что Пророк (мир ему и благословение Аллаха) говорил: “Не должно быть ни вреда, ни того, что приводит к вреду.” Если человеку необходимы медицинские устройства или он страдает от несовершениства своего тела, он может их использовать потому что это относиться к устранению дефектов или восстановлению чего-нибудь утраченного, что создал Аллах.

Свидетельствуется, в сообщении, рассказанном Абу Даудом(4232),аль-Тирмизи(1770) и Аль-Насаи(5161) от Абд Аль-Рахман ибн Тарафах, что нос его деда Арджафах ибн Асад был отрезан в сражении Аль-Кулаб, и он носил нос, сделанный из серебра, но когда он начал источать зловоние, Пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал ему сделать нос из золота. Этот хадис был классифицирован как хасан Аль-Албани в Saheeh Abi Dawood.

...

И буддизм:

Далай-ламу, спросили, могут ли полумашинные существа считаться живыми? Он дал интересный ответ, сказав, что если подобное существо достаточно совершенно для того, чтобы служить основой для перевоплощающегося потока сознания, то почему бы тогда потоку сознания не использовать такой неорганический механизм в качестве базиса для своего перерождения.

Это не значит, что у машины есть сознание. Не означает это и того, что мы можем искусственно создать сознание в машине. Однако, если биомеханическое тело будет достаточно совершенно, поток сознания останется в нем, приняв его в виде своей базы.

...

ps: от меня
Эра медицинских "шагателей" оказалась удивительно короткой. За взрывным рассветом последовал не менее быстрый закат, связанный с дальнейшим развитием медицины и "шагающие банки" превратились в анахронизм, используемый, разве что, религиозными фанатиками и техно-гиками, которым было тесно в кольце ограничений биологической оболочки. Но наработки не были забыты.

MnT включилась в гонку "шагателей" уже практически на закате их эпохи. Совместив механическую оболочку со своими наработками в области биороботов, она выпустила "революционных" биомеханических помощников. Так одним выстрелом был убит целый выводок зайцев:
Развитый искусственный мозг по-прежнему превосходил электронные вычислители;
Механическое тело давало возможность неограниченной модернизации;
А итоговая конструкция не вызывала неприятия внешним видом (что сильно ограничивало распространение "живых" биороботов, вызывавших сложные этические дискуссии из-за своей схожести с человеком и получивших распространенную кличку "упырей", т.к. от людей они чем-то неуловимо отличались).

pps: А вот известной по прошлым записям банды здесь не будет. Подобные проблемы им малоинтересны.

ppps: darn, надо будет набросать хотя бы упрощенную историю мира. Короче говоря, пока ограничимся тем, что биотех в этом мире немного превосходит наш просто по причине более раннего начала и бОльших успехов в области. Так, скажем, история создания "упырей" началась со случайных успехов в безнравственных экспериментах с лоботомией в 60-х годах 20-го века (кстати, реально проводившихся и в нашем мире).

pppps: О "перезаписи сознания" (как раз область разработок MnT) и ворохе проблем с результатами - в другой раз.
Tags: сеттинг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment